Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation
Артикулляционная чечётка:
Голым горам руд ни за грамм,
Долым долам гам-перегам

Inhalt

Cancel Печать E-mail

Но между тем бежит, бежит невозвратное время, пока мы, плененные любовью к предмету, задерживаемся на всех подробностях.

Публий Вергилий Марон

 

Алкоголика забанили свои же айтишники. Он АСУчил балалайку. А его, как чайника, забанили. Ещё и припечатали на арг баг. Он притёр на клаве слово «апро». Проковырял пальцами одной руки: - Контр плюс нум пять. Контр-икс. Контр-вэ. Контр-икс. Репит. Репит. Потом скинул на балбеску кривой остаток и снёс всю оперу нафиг.

Так алкоголик начал очередную новую жизнь.

Пальцами другой руки поковырялся в зубах. Прошлёпал на кухню. Включил чайник. Глянул в окно. Голубь ходил по подоконнику и косил глазом на алкоголика. Вообще алкоголика когда-то в прошлой лаве как-то звали. На холодильнике висела записка «Миша, вынеси мусор! Мама».

Эта записка висела уже давно. Она изредка напоминала алкоголику его имя и была хорошей напоминалкой о гравицапе. «Вынести мусор» на языке айтишников значило апгрейтить. Вот этим и занимался Миша с тех пор, как стал профессиональным алкоголиком.

Это кто-то сейчас подумал, что он стал алкоголиком, а он просто стал алкоголиком, то есть программистом. С алгола Миша начинал, да и чего только в его арсенале не было - и дильфятник, и паскуда, и другие говорилки-проги. Мама просила Мишу оставить эту то ли профессию, то ли увлечение. Деньги водились у Миши всегда, когда находился чайник на заказ новой проги или зловреда. Свобода жизненного пространства Миши добровольно заключилась рамками квартиры, сужаясь до светящегося квадрата мони.

Набулькав кипятка в кружку, Миша открыл холодильник, окинул взглядом пустые полки, закрыл холодильник. Мать жила отдельно и изредка появлялась у сына, груженая пакетами с продуктами. Подумал:

- Надо заполнить банку…

Прошлёпал из кухни в комнату. В углу мигал красным глазом безголовый. Алкоголик достал с полки балбеску, снял с неё блин и засунул его в рот банки. Он гордился брендовой сборкой своей банки. И жизни без неё не мыслил. Его давно уже не интересовали бродилки после того, как освоил брут-форс. Теперь же, после апгрейта  с бутика он поставил банку на загруз и подвинул к себе бяку.

Вешалка бяки была лёгкая – всего несколько сотен гектар - и её приспособа годилась только для инэта, и на выкидыше висели визжалка и скан, который часто глючил, но пока его слепо было на что-то менять – не нашлось нужной лопаты. Да и голова бяки пока варила. Алкоголик вешал на выкидыше уже не одну девицу.

Раздался телефонный звонок:

- Миша! Мишенька, сынок, это мама. Я не смогу тебе привезти продукты, я в больнице. Ты не мог бы приехать? Запиши адрес…

- А?! Мама? Больница?

- Адрес запиши.

- Диктуй.

Алкоголик записал адрес и набрал его в строке состояния. Вывалился егор. Алкоголик сделал ещё одну попытку, потом ещё, и ещё, и ещё … Надпись ошибки была идентична. Алкоголик перешёл в другую вкладку. Открыл мануал и стал набирать адрес на языке алгола. «Error, Error» - вопила машина и красными буквами кричала на плаге.

Через три дня снова раздался телефонный звонок:

- Квартира Старченко? Михаил Старченко?

Алкоголик слушал голос в трубке и сводил брови, силясь понять произносимые на другом конце провода слова.

- Михаил, ваша мать сегодня ночью умерла.

Алкоголик посмотрел на свой комп, потом на бяку – всё работало:

- Ты свои зигзаги задвинь! Моя мать работает исправно, я её три дня как апгрейтил.

- Ты! Урод! Ты понимаешь – матери нет! Она мертва. Её больше нет!

Алкоголик нахмурил брови и выдавил из себя:

- Не бзди. Нажми капу «cancel» и апгрейти. Всё, кенсл.

Обновлено 27.01.2013 09:58