Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation
Артикулляционная чечётка:
Кран, как гортань.
Кран, как гортань.
Кран, как гортань

Inhalt

Встречи на поющей поляне Печать E-mail
Встречи  на Поющей поляне
 
            Это было похоже на «SOS», брошенный в пространство: - Люди! Кто знает, когда и где будет проводится фестиваль в Сростках? Времени до отпуска оставалось уже совсем мало, и единственная зацепочка – Лена Кочнева, которая и сагитировала нас на этот фестиваль, исчезла где-то среди дачных участков. Пошукав среди знакомых ключи к нужной нам информации, мы сошлись на мнении, что самая надёжная информация – это та, что получена издалека, и кинулись на поиски в Интернет. Вот тут-то и произошло начало нашего путешествия.
 
        3 июня.
А насчет Сростков никто не едет, к сожалению, и даже подробности
не знает, что это такое - так, слухи какие-то. Так что обрадовать
информацией не могу.
Александр Филатов КСП «Полнолуние» – г. Иркутск

Делаем запрос в село Сростки. Ответ:
5 июня.
Добрый день, Светлана! Вы можете обратиться к заведующей отделом культуры Бийского района Чертовой Татьяне Александровне по телефону код г. Бийска 3854, тел….
С уважением, директор музея В.М. Шукшина Л.А. Чуднова. Сростки.

Но нам-то надо не участие в Шукшинских чтениях, а Фестиваль КСП. Поиск продолжается
12 июля.
Светлана, привет !
Конечно помогу :)))
Сбор на старом месте.
19-22 июля - круглосуточный бард-заезд
23 июля - работа
24 июля - Прослушивание, Зеленый концерт, гала-концерт
25 июля - раз'езд
25 июля - 1 августа - бардлагерь
Информацию только что получил от Иры Орищенко по телефону.
S uvazheniem Sergey Kalinin (Sergo)
 
13 июля
Добрый вечер! Вот пришло письмо из Томска от Вадима Кускова, он собирается ехать на "Сростки".
Наверное, он точно знает сроки - пишет, что "вся следующая неделя".
Его
E-Mail
Успехов! Димитрий П.Соколов, Москва.

Итак,  у нас всё срастается со Сростками, мы врастём в Сростки! И, как подтверждение, стало сообщение от Вадима Кускова.
16 июля.
Доброе время суток!

Я пересылаю Вам приглашение, которое получил сам.
Что касается заезда и маршрута, то я сам сейчас занят выяснением таких мелочей.
Я там еще ни разу не был (но как мечтал!). Как станет проясняться, так сообщу также мейлом (думаю, крайний срок - понедельник).
Пишите.
Вадим Кусков
 
И здесь же Вадим переслал подробное Положение о Фестивале с нужными нам телефонами и Положением. Что ж, остаётся дело за малым – складывать рюкзаки.
Но не могу не рассказать ещё об одном моменте. Как только было получено письмо от Вадима, какое-то необъяснимое чувство испытала я и родилась песня, одним штрихом, и сразу песней. Вечером Игорь с помощью гитары привёл её в полный порядок и мы решили обязательно во что бы то ни стало сделать её к фестивалю. Песню я назвала «По Чуйскому тракту». Всё дело в том, что дед мой и бабка по маминой линии – Огнёвы Анфим Трофимович и Авдотья Маркеловна, прожили очень много времени в Майме (это село расположено примерно в сорока километрах от Сросток), и я очень хорошо помню по детству посылки от них, наполненные шелушенными кедровыми орехами и вяленым медвежьим мясом. Прожили они жизнь очень долгую – по 106 лет, и вместили они в жизнь свою очень многое, и вот маленькая дань им – эта песня:
 
По Чуйскому тракту
                     
Там стонет тайга
В Катунь-берегах,
И стон, как тревоги знак –
Не тронь, ах, не тронь,
Ты душу мою не тронь,
Пусть памяти крик– огонь
Пылает в цветах
В Катунь – берегах
На весь Чуйский тракт.
 
Там соки из трав – в кровь,
И бабки моей вдох,
Но, только не тронь, не тронь
Из детства тот сон,
Когда на морщинках рук
Я мамкин искала путь
И песни её взмах
Звал на Чуйский тракт.
 
А там в поездах
На чьих-то плечах
Заплачет гармонь,
Но, не тронь, ах, не тронь.
Зачем  же звучит так
Родины вдох, как
Стоны земли…
А сердце стучит
На весь Чуйский тракт.
 
 
20 июля, время 14.15. Стучат колёса поезда уже от Барнаула до Бийска. Попрощались с соседями по площадке – бабушкой, мамой и дочкой из Тбилиси. Вагон почти пустой. А рельсы, как натянутые туго струны, на которых поезд – Зелёный бард – выводит свою мелодию, иногда сбиваясь с ритма и делая остановки, чтобы набраться новых впечатлений.
 
Когда приехали в Бийск, на перроне налетели на нас водилы, предлагая свои услуги. Один даже пообещал за 150 р. на саму гору Пикет завезти. Мы сдали вещи в багаж и отправились прогуляться по привокзальному городу. К сожалению, ни один из известных нам телефонов не отвечал, поэтому нам ничего не оставалось, как идти на автостанцию за билетами до Сростков. На каждом шагу были развешаны плакаты с информацией по проведению Шукшинских чтений, но нигде ничего не значилось о фестивале Авторской песни. У окошка кассы от ребят, ехавших до села, мы вызнали, где примерно нам нужно сойти,  и успокоенные, что мы уже почти у цели, забрались в автобус на каком-то перекрёстке (т.к. билетов нам всё же не досталось, а водитель оказался сговорчивым).
Солнце припекало по-июльски. И кто говорил, что Бийск – это уже холодный регион…Лето, как лето. Только местность более равнинная, и гора Пикет, которую мы представляли горой – оказалась, по сравнению с нашими горами, просто большим холмом, объехав который, водитель притормозил, пожелал нам удачи, и автобус долго ещё был в поле нашего зрения на равнинной Чуйской трассе.
Ну, здравствуй, земля моих предков! Здесь мы сфотографировались и потопали по просёлочной дороге. Берёзовый лес замер, принимая нас в свои владения, и только щебет птиц говорил о том, что мы уже не первые человеки, идущие по этой тропе. Вскоре мы оказались на большой поляне, окруженной со всех сторон  водой и такой, что только вплавь можно перебраться на другой берег. Идти назад? Игорь заметил плывущих в лодке и  пошёл разузнать дорогу. Да. Нам оставался один путь – через эту мутную воду. Но мы и предположить не могли, чем эта самая вода станет для нас. Нет, она не была глубокой – всего-то мне по пояс, она не была и холодной – наша Горная Ульбинка  что-то подобное, она была просто речкой Федуловкой. Я не знаю, кем был этот самый Федул, но комары, которые оказались охранниками речки, нас так атаковали, что казалось, эта пятиметровая ширина никогда не закончится. Облепленные летучими тварями, мы поскидывали рюкзаки и, в считанные секунды одевшись в ветровочные костюмы, обрызгались с ног до головы заранее заготовленным для этих мест рекламируемым Оффом.
Время на часах перевалило за 18.00, когда мы, наконец, услышали голоса и увидели палаточный городок.
-          О, сразу видно люди из леса вышли, -  раздался чей-то голос в нашу сторону.
-          Привет, вы откуда?
-          Из лесу, вестимо, -пошутил Игорь,  - а вообще-то из Усть-Каменогорска.
-          Устькаменогорцы! А Лена Кочнева с вами?…
-          Может ещё и приедет.
-          Ну, тогда сдавайте на пиво – сейчас машина в город поедет…
Вот мы и среди своих. Инна Макаревич (она же жена президента бийского КСП «Подснежник», она же Куча первая – не знаю почему, но все её называют именно так и с очень ласковой интонацией) провела нас с экскурсией по начинающему «строиться» лагерю. Мы выбрали место и стали обживаться.
            А теперь немного официоза. Итак…
 
С 19 по 25 июля на Бийской земле, неподалёку от села Сростки, где жил Василий Макарович Шукшин,  прошёл XI международный фестиваль самодеятельной песни “Зелёные Сростки – 99” – фестиваль Авторской Песни и Клубов Самодеятельной Песни Алтайского региона, по-другому его называют «Семейный фестиваль в Сростках».
КСП «Подснежник» (г. Бийск) радушно принял гостей в объятия Катунской поляны, назначив каждому прибывшему порядковый номер, обвесив желающих эмблемами Фестиваля и благословив на участие в программе праздников. Самыми дальними заезжими (зарубежными) участниками оказались мы (дуэт «Апрель» и…Орищенко Ирина, поскольку она пока считается нашей Усть-Каменогорской, но уже не гостьей, а завсегдатаем).
Приезд за три дня до открытия Праздника дал нам возможность познакомиться с бийчанами, их песнями, с местными достопримечательностями  и комарами. Лагерь расположился на слиянии двух рек  - Федуловки (она более тёплая, поэтому в ней мы отмачивали поцелуи комаров) и Катуни (той самой реки, о которой я слышала рассказы своёй бабки). 21 июля состоялось торжественное опускание Жёлтого плота в Федуловку, и объявлена канатная связь с горой Пикет, с которой ожидалось основное прибытие гостей,  участников Фестиваля и местной шпаны, предвкушавшей лёгкую добычу оставленного без присмотра. Хороном на плоту был  Алексей (не могу вспомнить фамилию), он исправно тягал канат, соединяя берега… А хранительницей чистоплотности плота стала Кэт (Катерина Костылева – новосибирский Академгородок)– эдакий милый человечек с очень умной головой. Кэт всегда привносила в компании какой-то колорит радости и терпеливой выдержки для того, чтобы в нужный момент сказать самое-самое…В этот же день раскинулся шатёр сцены. Сеич (Алексей Макаревич – президент КСП «Подснежник»), видимо, продумал всё по часам и пока благоволила обстановка и погода, всё сбывалось вовремя. Смуту вносили только комары, цепляясь своими клювами за всё кровоносящее. Немного спасала мазь, любезно предлагаемая Кучами (с первой Кучей мы уже знакомы – это Инна Макаревич – жена организатора фестиваля, а Куча вторая - Анжела…), но Сеич упорствовал и не принимал на себя это мазёвое зелье, решая справляться с кровососущими какими-то только ему известными средствами.
Вечерние костры  новосибирцев, барнаульцев, томичей и хозяев земли бийской теперь уже «звучали» всеми тональностями, всеми мыслимыми  и немыслимыми аккордами…
Единство помыслов – вот что объединяло нас на Поляне. И здесь, в отличие от городов, не чувствуешь, что мы разные. Разность наша состояла только в том, что мы из разных уголков не жизни, а земного пространства. И вечером, когда наше единство подтверждал круг около костра,  это ощущалось более весомо. И те, кто были рядом, оказывались все людьми необычными. И каждый спешил сделать подарок другому только потому уже, что встреча произошла. Лидочка Беляева – тонкой души человек, Художник, поэтесса – каждым своим движением дарила вдохновение. Она и её подруга – тоже Лида (Павельева из Биробиджана) умели не только оценить, но они обладали очень важным качеством  - умением слушать. Когда мы исполнили «По Чуйскому…», и я рассказала о кедровых орехах, вдруг одна девушка срывается с места, и возвращается с десятком кедровых шишек.
- А самую большую я дарю тебе, - протягивает мне пахнущий лесом  кусочек моего детства.
Девушку зовут Евгения (Каракчеева). Она настолько трогательно относилась к нам с Игорем, что, расставаясь с ней в последний день, я поняла, что нам не хватает в жизни именно таких людей – умеющих просто быть рядом.
…И как уйти, я не знаю, в страну, где всё растеряем,
Где все подарки лесные, как реквизиты стоят
На полках книжных. И тени твой образ ищут на стенах,
И просят нас возвращаться как можно чаще назад…
                                   ( «Повалихе - 93»)
В четверг  22 июля подъехали красноярские КСПешники. А ночью пришёл дождь. Он плотной стеной стоял над Катунью, будто боялся остаться непричастным к происходящему и полоскал плёнки над палатками, пытаясь промочить всё и вся вокруг. Хоба – так зовут лесного домового -  не посылает дождь, если  его – домового – успели замаслить чем-нибудь вкусненьким, но, видимо, людей-то было невидимо (к пятиста уже подходило) и кто-то да забыл, либо по неведению не совершил ритуала поклонения Хобе, вот он и осерчал.
Пятница, 23 июля, 15.00 – время открытия фестиваля – черпаем воду из палаток, выжимаем спальники…Катунская глина, которой так богаты эти места, уже «вмешалась» в нашу фестивальную жизнь, и многие предпочитали босое существование мокрым кроссовкам.  Игорь  и Вадим - завхоз нашего костра пошли на поиски дров для костра. И через какое-то время Игорь заныривает в палатку:
-          Догадайся, кого я мог только что видеть?
-          ??
-          Ну, вспомни, кто за прошедший год тебя сильно поразил своим творчеством?
-          ??
-          Короче, собирайся…
И через несколько минут мы уже обнимались с Ириной Бирюк и  её неизменной спутницей, хранительницей покоя,  и продюсером  Леной Гавриловой.
-          Ой, ребята, как я рада вас здесь видеть! Всё так нехорошо складывалось…Я уже хотела уезжать отсюда назад, - почти всхлипывала Ирина.
-          Да у нас ведь беда – Ирина под этим проклятым дождём упала и прямо на гитару. Я-то за неё переволновалась, но, слава Богу, Ирина в порядке, а вот гитара…
М-да, только те, для кого гитара – это почти всё в жизни, могут понять сейчас наши переживания. Но вечером концерт, а времени не так уж и много для того, чтобы опробовать другую гитару. Я пошла за нашей гитарой, буклетами и кассетой для Ирины и Лены.
            Замечали ли вы когда-нибудь, как умеет крошиться время? Оно может осыпаться нужными для тебя словами, звуками. Купол этой манны лёг на наше обиталище и превратил нас четверых в музыкальный союз. Но время, осыпаясь, напомнило о себе смолкнувшим дождём и криком за палаткой с предупреждением для всех участников вечерней программы собраться у сцены. Ирина и Лена, понимая, что здесь нам пообщаться просто не удастся, взяли с нас слово, что на обратном пути мы заедем к ним в Барнаул погостить дня на два.
 
17.00 – в тучах видны первые проблески неба. Приехала Ирина Орищенко. Она, как всегда, полна забот организаторских. Поэтому поболтать так и не успели. Но видно было по ней, что в новой жизни ей не хватает Усть-Каменогорска, нашей «Зелёной кареты». И в то время, как мы стояли на сцене – она встала там за зрителями,  напротив,  и было не видно, но ощущалось кожей, что Ирка переживает за нас.
20.00 – собирают «мэтров АП» и решают в 21.00 открыть Фестиваль запланированным Абсолютно коррумпированным экологически чистым Концертом гостей. В концерте приняли участие авторы – Бендюков Юрий (Красноярск), Валерий Червяков (Красноярск), Оришенко Ирина (Усть-Каменогорск), дуэт «Апрель» – Светлана Волкова, Игорь Лукьянов (Усть-Каменогорск), Филиппова Светлана, Геннадий Васильев (Красноярск), Вадим Кусков (Томск), Андрей Малышев (Красноярск), Игорь Решетов (Красноярск), Роман Ланкин (Томск), Игорь Иванов (Томск), Алексей Макаревич (Бийск), Олег Немировский (Новосибирск), Владимир Брусенцов (Новосибирск), Мокин Алексей и Рыженков Илья (Новосибирск, Академгородок), Александр Лобановский (Санкт-Петербург – Бийск), исполнители – Ирина Бирюк (Барнаул), Юлия Горина (Барнаул), Юрий Коков (Бийск, с.Смоленское).
После «Абсолютно коррумпированного экологически чистого» концерта гостей фестиваля хозяева Поляны – бийчане, они же КСП «Подснежник», пригласили участников концерта к вечернему чаю. Торт, который масленно возлежал на столе, был традиционно выполнен в форме гитары и поедать его было как-то… Но это же торт! Да ещё под водовку! Славное получилось питие. Но мы оказались рядом с Бендюковым Юрием из Красноярска и не вызнать у него «что есть кто» было бы неприлично с моей стороны. Юрий Павлович оказался легендарной личностью – это его инициативой был бард-сплав по Мане, который осуществляет и возглавляет на флагманском плоту Бортников Владимир уже в течение 10 лет. С этого сплава только что вернулась Ирина Орищенко, она была в этом году на флагманском, вместе с Бортниковым и Косыгиным Сергеем. Но – о Бендюкове. Родился он под Одессой в 1946 году, но зачат в Берлине. Побывал в Китае, но с 3-х лет жил в Новосибирске. Профессии по количеству немыслимы: слесарь по ремонту промышленного оборудования, слесарь-инструментальщик, мастер-макетчик, инженер-конструктор, столяр-станочник, столяр-краснодеревщик, столяр-прессовщик, Мастер гитар, фабрика пианино, цвековщик- настройщик, преподаватель резьбы по дереву, чеканке, музыкальный мастер, вальщик. С пятнадцати лет увлёкся гитарой и с пятнадцати же начал лазать по скалам. Он стал первым  мастером России, ставшим членом Академии Наук (Академический Совет). Все профессии посвящены одной идее – созданию суперклассного инструмента. С двенадцати лет начал писать, но считает первую свою писанину дурацкой, но актуальной – частушки на  слишком свободную тему пользовались повышенным спросом не только среди подростков, но и среди взрослого населения. А вот в 15 лет неожиданно для себя и завсеглядаев своего  творчества залепил такую вот «штуку»:
Мечты – это мысли и слова,
Мечты, как сокровища стран,
Мечты – мир воздушных городов,
Мечты за туманом и водой…
Живёшь, ищешь гордое своё,
Себя на Земле и в Небесах.
Мечтами, миражом вдали плывёт,
А ты к ним на полных парусах.
А жизнь бьёт по-своему, без слов,
Держись, если бурю принесло,
Не ной, коль споткнулся и упал.
Одно: или пан, или пропал.
 
С тех пор написано много «бродячих» песен, которые любят и знают, их что-то около сорока. Был организатором Красноярского Фестиваля Авторской песни, Лауреатом шестого Таймырского Фестиваля, Лауреатом Кемеровского («Юрга – 98»)…
Рассказал ещё Палыч, как дочку 4-месячную, совсем больную, «ненадёжную» по словам врачей, отвёз в тайгу на всё лето. Кормились травами, мёдом – всем, что можно было взять от природы. А когда вернулись – врачи глазам своим не поверили. Живёт и здравствует теперь мадам Бендюкова, а волосок этот, который дал ей жизнь и сохранил его – это  он – Палыч.
Когда на концерте вышли на сцену Гена Васильев и Светлана Филиппова из Красноярска – первое, что удивило – был звон какой-то особой стойкости, выведенный из под струн гитары – и это тоже Бендюков.
Гитары, сделанные им, это инструмент особого голоса. Эти, звенящие кедрами гитары, разлетелись по всему свету и дарят людям шепот ветра, прохладу утренней росы, тягучесть и смолистость лесных звуков.
Юрий Палыч рассказывал всё это как будто не о себе, а о каком-то стороннем парне, которого знает миллион лет. Но рассказ – с добринкой, славной такой и тёплотой, закончился слишком быстро, или мы время не замечали. От торта осталась только картонка, посыпанная крошкой, да масляный контур, напоминающий возлегавшую здесь пиршескую гитару…
 
Второй день выступлений пополнился именами – Поповичева Александра (Кемерово), дуэта из Бийска – Юлии и Эдуарда Банниковых, ещё одного дуэта из Бийска – Соменко Ольги и Бурнашова Александра, молодого автора из Новосибирска  - Александра Тимошина. Остальные ребята, прошедшие мастерские, ни то, что не впечатляли, они мало производили впечатлений, за исключением разве что двух- трёх человечков, имена которых ещё проявятся. День субботний был заполнен работой мастерских (Ю. Горина, Ю. Бендюков, И .Орищенко – открытие новых имён, И.Бирюк – театральное мастерство). Днём совершилось-таки Маленькое семейное шоу «Ё.К», в 19.00 произошло непорочное открытие фестиваля, затем в «Зелёном» концерте приняли участие около 50 участников, прошедших мастерские и следом, уже около часа ночи, начался Гала- концерт, в котором и приняли участие все вышеперечисленные.
Громкоголосая ночь плавно перетекала в мелодийное утро. Разве можно было спать, когда общение, новые, старые и другие песни расстилались туманом по песенной поляне. Мы возвращались от костра новосибирцев уже около пяти утра и застряли ещё на неопределённое время у бийчан, где Иванов и Ланкин, будто подушечками музыкальных пальцев прикасались своими тёплыми голосами к слушающим и подпевающим. Утро впЕвалось в нас, обещая подарить тёплый день прощания.
К 11.00 многие ушли на гору Пикет на празднование 70-летия рождения В.М. Шукшина. А в 12.00 на скромном, но торжественном закрытии Фестиваля прозвучали слова благодарности организаторов всем участникам, были вручены подарки на память и прозвучали заключительные аккорды песенных дюн Фестиваля.
Палаточный городок пустел.
Загружаясь настоящим, идёт постоянная перекличка с прошлым, и порой до удивления странными оказываются встречи с людьми с которыми, оказывается, заочно что-то уже было связано когда-то. Мы с Игорем подошли попрощаться с уже почти собравшимися ребятами – дуэтом из Бийска - Ольгой Соменко и Александром Бурнашовым. Ольга поставила на костре чай, Александр подсуетился с посудой…
-          А я как-то была в Усть-Каменогорске, - начала разговор Ольга, - меня пригласил Сергей…Сергей…Трушин…
-          Трошкин, может быть? – говорит Игорь.
-          Да-да, Серёжа Трошкин. Это было после 1989 года. Мы познакомились на Повалихе. И, как
принято, обменялись адресами. Сергей тогда просто сказал, что если будет плохо – приезжайте в гости. И, вдруг, в моей жизни наступает момент, когда, ну, что-то совсем дурно и нужно было хоть на  несколько дней куда-то провалиться…Я еду в Усть-Каменогорск. Вечером уже собрались ребята из «Зелёной кареты» в общежитской квартирке Ирины Орищенко и было нам времени мало и, казалось, мало жизни для того, чтобы суметь всё это принять. Тогда мне запомнилась одна девушка, кажется её Оля звали. Она пела таким каким-то зовущим голосом песню, я запомнила строчку «Когда-нибудь это пройдёт, я стану совсем обычной…»…
У меня выступили на глазах слёзы. Игорь смотрел на меня в упор и улыбался. Ольга, наверное, догадалась:
-          Так это были Вы? Это Вы? Светлана Волкова – да, теперь я вспомнила.
Какие чувства можно испытывать в такие минуты? Такие подарки дарит судьба, что боязно их принимать. И одно стучит в голове  - пусть льются слёзы, это освобождение от замкнутого пространства, в котором я жила много лет, жила в надежде разорвать этот круг.
            Потом Ольга и Александр дарили нам свои песни, а мы – им свои. Много осталось недоговорённого, много ещё не спетого, но осталось самое драгоценное – надежда, что Это кому-нибудь нужно.
Ах, люди – человеки, сколько промелькнуло имён за эти дни, и каждый – это Лицо, достойное уважения, может только уже потому, что нас объединяла эта Поляна. Даже случайные оказывались какими-то особенными. Вот, например, случай со Случайными…
Сидим мы втроём уже в понедельник, почти перед самым отъездом – я,  Игорь Лукьянов и Вадим Кусков – президент КСП «Пьеро» (г.Томск) – поём друг другу свои вещички, читаем стихи и тут подваливают «добры молодцы» на машине какой-то там марки,   не из наших, подходят так запросто, и говорят: - А можно мы посидим с вами?
-          Какие проблемы,  - отвечает Вадим.
-          А вы… это… будете,  - и достают из-за спины пятилитровую бадью с градусовой жидкостью.
-          Ой, ребят, давайте только без этого, видите, мы поём. Садитесь, слушайте, если хотите,-  погримасничал Вадим, уже не в состоянии от трёх, сопровождающихся и питием дней, смотреть на это зелье.
Продолжаем петь, передавая гитару друг другу. Как прекрасны такие моменты, когда идёт песенный диалог. Зацепка происходит всего за несколько слов, а то и просто ассоциаций. Словно переливается из сосуда  в сосуд драгоценная песенная жидкость, капли которой даже если расплёскиваются, то опадают в жизнь, зарождая будущие звуки, слова… После одной из осенних песен Вадима я прочла своё стихотворение и вдруг один из парней поднимается, подходит ко мне:
-          Простите, а вот вы сейчас чего-то говорили, это что?
-          …Стихи,  - говорю.
-          Стихи?… - на его лице была запечатлена такая серьёзность, что минута молчания,
воцарившаяся вокруг, как бы затянулась…
Парень посмотрел на своих, все молча поднялись, сели в машину и уехали…
У нас эта картина вызвала сначала молчаливое недоумение, а потом взрыв хохота. Стихи? Стихи!
 
…Через сутки мы уже сидели в уютной барнаульской квартирке редактора газеты «Аргументы и факты Алтая» Елены Гавриловой и Ирины Бирюк.
            Лена договорилась на среду о нашей записи на радио «Катунь» и теперь сбросила сообщение на пейджер ещё одному радио-журналисту на региональном радио. Завтра нас ждали в школе №40, где Лена Кухтенко – наша бывшая землячка – договорилась о нашем небольшом выступлении. Такая плотная заполненность временного пространства, видимо, постоянный спутник жизни вокруг Лены и Иры, и мы уже ничему не удивлялись, готовясь к предстоящим встречам. А сегодня был просто вечер отдыха, общения, знакомства с тем, что нам ещё не открылось.
            Лена и Ира очень много рассказывали о Елене Камбуровой. В 1996 году они организовали приглашение этой великолепной актрисы в Барнаул. Был май, как раз канун дня рождения Лены Гавриловой. Шёл снег. И она запомнила и вынесла из него заснеженность с кляксами фонарей. Щемящий восторг от встречи с Ней. Слёзы в курилке. Неприятие вранья этих серых и недобрых человеков, которые всегда на всём ищут выгоду и ни что перед ними Красота, Талант. Потом были цветы на сиденье машины и, вдруг, из этой снежной рапсодии Её голос:
-          Остановите машину.
-          Я…Лена, я хотела Вам сделать подарок…
Она достала свёрток, в котором было не важно что… Но был Этот день. Он состоялся, как Песня.
 
            Мы уезжали из Барнаула переполненные. Ветром кружились в голове мысли, не укладываясь пока в песенные строчки. Но нужно подождать. Дать отстояться этому напитку.
 
Вот и всё. Закончился ещё один Фестиваль Песни уходящего 20-ого столетия. Впереди светит яркой звёздочкой фестиваль сибирского региона  «Бабье Лето– 99», который состоится в Юрге с 27-по 29 августа. Поэтому, мы не прощаемся, Песня на Поющей поляне, до свидания мы говорим тебе и ждём встречи!
 
Июль 1999.

 

Обновлено 01.09.2008 14:39